вИнтервью

Не рассказывайте мне, что вы ели на завтрак. Об информационной перегрузке

Об “информационной” перегрузке часто говорят как о явлении в себе, как о самостоятельном феномене, не имеющем ни прецедентов, ни аналогов. Разделяете ли вы эту точку зрения?

И да, и нет. Конечно, скорость доступа к информации и ее объемы в современном мире стали значительно больше. И соответственно, некоторые люди оказались в ситуации серьезного, регулярного информационного давления. С другой стороны, те, кто искал возможность вытеснить свое внутреннее содержание или восполнить его недостаток впечатлениями внешнего мира, всегда могли реализовать это.

Давайте я обозначу свое понимание информационной перегрузки. Для меня за словами “информационная перегрузка” могут стоять два совершенно разноплановых явления.

Первое связано с развитием технических средств, позволяющих невероятным образом ускорить обращение информации. Техническое развитие происходит быстрее, чем культурное освоение новых средств. Из-за того, что организации, сформировавшиеся в других (назовем их традиционными) условиях, не успевают перестроиться и выработать новые принципы распределения и обработки информации, на людей, занимающих ключевые позиции в компаниях и ответственных за принятие решений, обрушился поток, с которым они не могут справиться. Узким местом информационных потоков теперь стали не средства передачи информации, а принимающие на ее основе решения люди.

Второе явление (понимание) – и об этом говорят мало – может выявить общую основу, общий характер таких явлений, как интернет-зависимость, неумеренное смотрение телевизора и пр., то есть все то, что можно условно назвать “информационным вампиризмом”. Современные средства получения информации позволяют социально желательным образом уходить от решения личностных проблем, компенсировать личную и житейскую неустроенность. Разумеется, компенсация происходит мнимая, что только усугубляет проблемы, решения которых пытается избежать человек. И с этой стороны информационная перегрузка становится явлением в психологическом смысле близким алкоголизму, наркомании и другим формам патологической зависимости.

В первом значении информационная перегрузка – явление современное и, возможно, преходящее. Я верю, что вслед за техническим развитием возникнут новые принципы работы с информацией в организациях.

Во втором же информационная перегрузка представляется лишь новым проявлением очень старой общечеловеческой проблемы, которую каждый должен решать на личностном уровне, работая над собой.

Говоря об информационной перегрузке, важно прояснить причины ее возникновения, и отношение к ней, участие в этом процессе так называемых потребителей информации.

Огромное число людей, которые незнакомы с вопросом, воспринимают информационную перегрузку чуть ли не как некую масштабную акцию неизвестных темных сил… Как, по-вашему, на самом деле создается информационная перегрузка?

Восприятие чего бы то ни было как действия неизвестных и темных сил может оказаться проявлением склонности к паранойе. Я убежден, что никакого “генерального конструктора” нет. Все происходит, с одной стороны, потому, что каждый вносит свое, далеко не всегда осознаваемое участие в этот процесс. С другой, – потому что в обществе работают определенные механизмы, отменить которые не в силах никто. Но у каждого есть возможность совершить внутреннюю работу, осознать эти механизмы и сформировать свое отношение к ним. Беда в том, что почти никто этого не делает.

Каждый делает свою работу, вносит свой вклад в какое-то движение, но при этом иногда возникает “впечатление, будто мы собираем машину, которая всех нас раздавит” (Бутусов). Потому что мало кто пытается представить себе целостную картину и свое место в ней.

Поясню это на примере автомобильной пробки. Создавать пробку не входит в планы ни одного из её участников. Каждый ведет себя вполне разумно, в соответствии с логикой происходящего: освободилось пространство – быстро займи его. В результате поток автомобилей за считанные минуты затягивается в стальной узел, который развязать очень нелегко.

Теперь представим, что у каждого из нас есть легкодоступный способ формировать у окружающих удобные нам представления – например, кнопка. Не имея никаких внутренних ограничений по ее использованию, мы будем нажимать на нее очень часто, во-первых, потому что наши мотивы могут меняться, а во-вторых, что существеннее, – для того, чтобы подавить, нейтрализовать действие других обладателей кнопок, на тех, над кем мы стремимся удержать власть. Тем, кому в этой игре досталась роль объекта установления влияния, придется не сладко. Есть опасность, что в этой игре их рано или поздно разорвут.

Как видите, без какой-либо единой идеи, но на основе двух-трех простых принципов, система самозавязывается, приходит в состояние клинча.

Является ли каждый из нас действительно пассивной жертвой широкомасштабного катаклизма – или мы, как “поглотители” информации, играем все-таки активную роль в данном процессе?

Вы знаете, активное участие в собственной судьбе – одна из отличительных черт самоактуализирующейся личности – человека, который стремится сбыться, состояться, не пройти мимо своей жизни. Доля таких людей не больше одного процента (Маслоу).

Поэтому на ваш вопрос я скорее бы ответил, что люди по своему естеству пассивны. И их участие в обсуждаемом феномене не исключение, оно тоже довольно пассивно. Пассивность здесь понимается не поведенческая (люди совершают очень много внешних действий), а в смысле недостаточности внутренней работы, по ассимиляции того опыта, который они получают, и недостаточности той работы, которую они совершают по преобразованию самих себя.

Но я хотел бы здесь уточнить один момент, о котором упомянул в начале.

Трейдер, сотрудник брокерской компании, работает в состоянии чудовищного информационного давления. В таких же условиях работают транспортные диспетчера и вообще все профессионалы, в обязанность которых входит быстрое и точное реагирование на постоянно изменяющуюся ситуацию. Но профессий, в которых человек работает на пределе своих возможностей, не так уж и много. А об информационной перегрузке говорят как о явлении распространенном. И в этом есть какое-то несоответствие.

Именно оно провоцирует некоторых на отрицание существования самого явления. Но, боюсь, что это отрицание совершается поспешно, без проникновения в проблему.

А дело, как кажется, в следующем. Отвечаю на ваш вопрос, о том, как создается информационная перегрузка.

Современность такова, что существуют люди (целые профессии), производящие информацию, и получающие за это деньги. Я всегда улыбаюсь, когда слышу из радиоэфира заставку к новостному блоку, гордое “Мы делаем новости!”

Конечно, новости сейчас делают. И делают их быстро и много, чтобы не уступить аудиторию конкурентам. Идет скоростная стрельба заголовками, охота за сенсациями. Это информационная война за аудиторию. Последняя ценна не сама по себе, а как средство установления влияния, власти, получения денег, наконец.

Влияние людей, которые “делают новости”, не ограничивается только информированием. Индустрия масс-медиа формирует человека, определяет систему его ценностей, направляет его активность.

Чтобы никто не заподозрил меня в излишней подозрительности, приведу один пример.

Специалистами фондового рынка давно замечено, что наибольшее влияние на рынок оказывают не реальные события из жизни эмитентов, а всевозможные телевизионные каналы, посвященные финансовым и фондовым рынкам. Какой-нибудь апатичного вида аналитик, выступающий на Bloomberg-TV, может обрушить цены на акции Microsoft тихим замечанием, что он не будет рекомендовать своим клиентам покупать эти акции, так как… (приводит какие-то труднодоступные для обывателя аргументы).

Учитывая масштаб аудитории этого канала можно вообразить размер скачка цен, если хотя бы каждый третий начнет избавляться от имеющихся у него акций.

Обыватель не в состоянии критически отнестись к словам аналитика, он принимает их, так как доверяет каналу.

И во многих других вопросах люди давно уже отдали свои головы, а вместе с ними и определенный капитал в управление тем, кто формирует их информационное поле. Дело здесь с одной стороны в том, что принятие решения, совершение выбора, очень тяжелая работа. И люди всегда стремятся переложить ее на других. Они, не задумываясь, идут на ограничение своей свободы, с тем, чтобы упростить свое существование. Об этом можно подробно прочитать у Фромма в его работе “Бегство от свободы”.

С другой стороны, и эта мысль мне кажется свежей, люди заслоняются бурлящими потоками информации от собственного страха перед жизнью. Ведь поток создает не только иллюзию контроля (информированность как условие безопасности), но и создает иллюзию самой жизни. Вспомните, какие переживания испытывали москвичи в связи с пожаром на Останкинской башне. Они вдруг обнаружили, что им нечем заняться. Что значительную часть их жизни определяло телевидение.

Наверное, будет понятно, почему я не согласен с тезисом, что спрос рождает предложение. Я убежден, что верно и обратное.

Народ, тот самый “пипл, который хавает”, вознаграждает труд производителей, подставляя свои глаза и уши под все новые потоки информации. Главное, чтобы ему не приходилось ничего делать. Пусть информация льется сама (пытаюсь вспомнить песенку Балбеса о его мечте, чтобы самогон из аппарата капал ему “днем и ночью прямо в рот”).

Время задаться вопросом, в ком источник “зла”? В больших объемах информации или в ее неумеренном (неумелом? неправильном?) потреблении (зло-употреблении)? Мой университетский преподаватель как-то сказал мне: “Алкоголики водку не пьют, они ее глотают”. По моему мнению, “передозировку” устраивают себе сами потребители.

Нужно различать потребителей (потребление) и пользователей (использование). Для пользователя информация – средство, инструмент деятельности, для потребителя – средство удержания себя в определенных психических состояниях.

Потребление информации может быть средством овладения своим поведением, сознанием, эмоциями. Это может достигаться путем лишения себя выбора, преодоления собственной тревоги и страха, путем вытеснения внутреннего содержания потоками внешней информацией.

Линор Горалик — 26.02.2001

Комментарии

комментариев

Похожие посты